Официальный сайт Веры Камши
Официальный сайт Веры Камши
Автопортрет и не только Вторая древнейшая Книги, читатели, критика Заразился сам, зарази товарища Клуб Форум Конкурс на сайте
     
 

Ноев ковчег построил дилетант. Профессионалы построили «Титаник...»

(Послесловие, которого могло бы не быть, если бы на этом все и заканчивалось)

1. Клин клином.

Прочитанная вами книга стала итогом литературного конкурса «Наше дело правое», стартовавшего в 2006 году по инициативе Ника Перумова, Веры Камши и Элеоноры Раткевич.

Непосредственным толчком, как вполне можно догадаться из предисловия Элеоноры Раткевич, послужила очередная киноподелка на тему Великой Отечественной, но идея прямо-таки носилась в воздухе. Как ответ на идеи другого рода.

Кто из нас ни разу не слышал, что великих людей не существует, что все одинаково мелочны и мелкотравчаты? Кто из нас ни разу не слышал, что подвиги, в сущности, не такие уж и подвиги - потому что совершаются из страха либо шкурного расчета? Что нет отваги и мужества, благородства и самоотверженности, нет ничего, кроме серости? И ведь живет этот серый миф и процветает, и литературная мода на него то и дело вспыхивает с новой силой...

Мы подумали и решили противопоставить слову слово. И попытаться собрать отряд. То есть найти единомышленников. В конце концов, литература вообще и русская литература в частности, как тот ковчег, создавалась дилетантами – сановниками, дипломатами, военными, репортерами, врачами. Это потом пришло время профессионалов и «массолитов», которое нынче уходит, если не ушло. Вновь книги пишут юристы, инженеры, биологи, врачи, преподаватели. И их издают и, что характерно, читают.

Именно поэтому мы и объявили конкурс, который так и назвали «Наше дело правое», конкурс, который стартовал в День Защитника Отечества.

При этом он никоим образом не был привязан к реалиям Великой Отечественной. Герои могли биться на мечах, бороздить океаны на клиперах и крейсерах, летать на звездных истребителях. Они могли быть людьми, эльфами, вуки, драконами, роботами, наконец. Главное не декорации и даже не сюжет, а настрой, уверенность в том, что «наше дело правое, враг будет разбит и победа будет за нами». Главное, найти - прежде всего для самого себя - слова, такие, что «дымящейся кровью из горла чувства вечные хлынут на нас». И произнести эти слова вслух.

2.Те же и Милош.

Чего мы не хотели? Не хотели встревать в споры и выяснения отношений с заведомыми оппонентами, для которых слова «родина», «патриотизм», «Победа» стали едва ли не бранными, и которых хлебом не корми, дай плеснуть помоями на «эту страну» и возрыдать хоть над власовцами, хоть над эсэсовцами, хоть над буденовскими или беслановскими убийцами.

Не хотели и не встряли. Манера приписать оппоненту заговор против общечеловеческих ценностей, частной собственности и обезьяны, вынуждая его оправдываться, отрицая свое верблюдство, была нам к этому времени слишком знакома, чтобы поддаться на провокации. Мы не собирались затевать  очередную  «микровойну», интересную лишь ее участникам. Нашей целью было  найти тех, кто думает и чувствует то же, что и мы,  и подтолкнуть их к  творчеству.

Еще мы не хотели скандалов, интриг, взаимных издевательств и прочих деструктивных моментов, характерных для  многих  литературных конкурсов. Люди, присылающие свои работы, изначально воспринимались оргкомитетом, как единомышленники и потенциальные коллеги, и мы старались сделать все, чтобы свести негатив к минимуму.

Отсюда и жесткая анонимность конкурса, и еще более жесткое модерирование обсуждения. Никто из организаторов до конца голосования не позволил ни единого публичного высказывания в адрес выложенных работ, так как это могло повлиять на результаты. Мы хотели, чтобы участники и болельщики назвали своих фаворитов независимо от нас. Более того, мы, возможно зря, удерживали от участия в обсуждении своих друзей, чье личное мнение могли спутать с мнением Перумова, Раткевичей, Камши.

Итоги были подведены. Они нас не удивили, хотя мнения организаторов с мнением общественности сошлись далеко не по всем позициям. Не удивили не только потому, что о вкусах не спорят. Мы с самого начала нацеливались на дальнейшую работу с авторами. Вещи сырые, спорные, но яркие, необычные, искренние не должны были затеряться из-за отсутствия внешнего лоска. При этом читатели не могли обойти вниманием произведения, не нуждающиеся в дальнейшей шлифовке.

Читатели и участники оценивали «готовый продукт», организаторы смотрели на потенциал. Профессионализм - дело наживное, а нерв, эмоции, пресловутые «чувства вечные» не подделаешь и не сконструируешь, равно как оригинальность и глубину. Они или есть или нет. У многих авторов они были. И мы рады, что наша затея заставила их взяться за перо.

«Первый тур я по обычному своему разгильдяйству пропустил, – признается абсолютный победитель конкурса, - просто вовремя не сообразил, что тоже могу участвовать. Про второй тур тоже прочитал совершенно спокойно, безо всяких побудительных движений души. Ну конкурс и конкурс, мало ли? Только ночью… Приснилось мне Косово поле и Черная гора. Приснился князь Милош. И змей-Баязид. И все остальные. Нет, они меня ни в чем не упрекали, они просто жили своей жизнью и делали, что им положено – да так, будто я был все время в двух шагах от них и сам все это видел. Утром я проснулся с чувством неисполненного долга. Они-то свой долг выполнили – а я… В общем, обратно дороги не было, Косово Поле никого просто так не отпускает. Через пару дней замысел был окончательно продуман, а вскоре появилось и первое сказание – о том, как князь Милош судьбу испытывал. Это официальная версия, я ее обычно озвучиваю всем, кто спрашивает, как оно так все случилось. Но конечно же, все было гораздо сложнее.

Подозреваю, что не просто так снился мне князь Милош... Сербская и даже шире – балканская тематика давно уже бередит мне душу. Это как незаживающая рана – вроде и жить с ней научился, да только к чему такая жизнь? Об этой ране думаешь каждый день, и болит она тоже не по расписанию. Сербия меня всегда восхищала и тревожила. Как выяснилось на конкурсе, эта рана досталась не только мне одному. Сербия восхищает и тревожит многих – в том числе и других участников конкурса, и оргкомитет, и просто читателей. Об этом никто не объявлял, но прошло время – и все стало явным. Я же написал то, что написал, по возможности – честно, и не жалею об этом.

Были, конечно, и другие мотивы. Я видел тех, кто участвуют в литературных конкурсах не для того, чтобы рассказать о том, что их тревожит – хотя кто их знает, что у людей на уме? А для того, чтобы кому-то что-то доказать, кого-то в чем-то обойти, а то и просто – поскандалить и насолить недругам. Ну и, как известно, кто что посеет, тот то и пожнет. «Мы пойдем другим путем», - подумал я и засел за историю османского завоевания Балкан. Честно и правдиво написать о том, что тревожит – это и было главным моим побудительным мотивом. Всем давно уже надоели как набившие оскомину псевдопатриотические изыскания «по заказу», так и огульное охаивание всего хорошего, что было в нашей истории – это тоже обычно делается «по заказу», правда, «конкурирующей фирмы». На ставшем теперь уже и моим конкурсе никаких заказов не было. «Право» по-сербски – это прямо. Путь конкурса оказался прямым, без ухабов, резких поворотов и дурной колеи, выносящей в кювет. А князь Милош довольно потирает руки и прикидывает, в каком облике он явится к нам снова».

3. Инициатива наказуема

Сначала о сборнике речь не заходила. Предполагалось, что лучшие с точки зрения зрителей, участников и устроителей рассказы, если воспоследует желание авторов, будут представлены в издательство «ЭКСМО», где публикуются устроители. Кстати, среди победителей, когда маски были сняты, обнаружились и писатели, и военные, и чиновники, и юристы, и журналисты, и филологи, и преподаватели. Подавляющее большинство подтвердило согласие на публикацию. Работы легли на стол редактору отдела фантастики Леониду Шкуровичу.

Мы надеялись, что по крайней мере несколько рассказов заинтересуют издательство, но результат превзошел все ожидания. Издательство предложило выпустить одноименный конкурсу  сборник из работ участников,  устроителей и подходящего по тематике находящегося в  распоряжении издательства «неформата».

К этому, признаться, мы оказались не готовы. И не  только потому, что предполагаемый  сборник  требовал от организаторов срочного предоставления ранее не опубликованных произведений, а  значит — и времени, и сил.Вытащить из стола что-то старенькое или выдрать кусок из недописанной книги? Такой подход нас не устраивает даже в отношении нейтральных антологий, а уж в данном случае это было бы просто неприлично.

Организаторы засели за работу, и тут всплыло еще одно обстоятельство. Получалось, что предполагаемый сборник чуть ли не на две трети будет состоять из повестей устроителей, что, хоть и было неплохо с точки зрения коммерческой, не соответствовало изначальной идее.

И мы объявили второй тур. На тех же условиях, иначе было бы некрасиво по отношению к участникам первого тура. Общим итогом и стала прочитанная вами книга, но вошедшие в нее вещи уже не те, вернее не совсем те, что были присланы на конкурс. Большинство из них подверглось серьезной переработке. Авторы учли советы сперва коллег и читателей, потом устроителей, которые чем могли помогали своим фаворитам. Позже подключился и литературный редактор ЭКСМО. Как нам кажется, стало лучше. Авторы, вроде бы, тоже довольны.

Спонтанно возникшая идея на глазах превращалась в то, что сейчас принято называть проектом. К конкурсу подключился петербургский Конгресс фантастов России "Странник", определивший среди участников уже своих лауреатов, которые и стали обладателями официальных дипломов «Странника».

И «Странник», и «Эксмо» явно давали понять, что ограничиваться разовой акцией неправильно.

Организаторы подумали. Вспомнили устав «Странника»:

1) Инициатива наказуема;

2) Инициатива жестоко наказуема.

И поняли, что отступать некуда. Надо заходить на следующий вираж:

http://www.kamsha.ru/konkurs/2008

Устроители

 
 
Iacaa
 
Официальный сайт Веры Камши © 2002-2012